Все статьи, Наследство

Признание завещания недействительным: основания, в каких случаях, судебная практика — как завещание признать недействительным

Оспаривание завещания

Как показывает опыт, наиболее распространена судебная практика по оспариванию завещания. Наследники, не вошедшие в круг наследников по завещанию, часто обращаются в суд с требованием признать завещание недействительным. Данная возможность предусматривается действующим Гражданским Кодексом РФ. Предусмотрены следующие основания для признания завещания недействительным:

  • Несоответствие завещания требованиям действующего законодательства по форме или содержанию;
  • Завещание составлено лицом, лишенным дееспособности или ограниченным в ней;
  • Завещание составлено лицом, которое в силу своего психического или физического состояния не в состоянии осознавать свои действия или руководить ими;
  • Завещание составлено в состоянии заблуждения;
  • Завещание составлено под влиянием обмана, насилия, угрозы или в результате стечения тяжелых жизненных обстоятельств.

При обращении в суд истцу необходимо доказать наличие любого из этих обстоятельств. При этом следует помнить, что для каких-то оснований достаточно лишь документальных доказательств, а какие-то доказать очень тяжело, а часто и невозможно. К примеру, гражданин К. просил признать недействительным завещание своего отца. В своих исковых требованиях он ссылался на ст. 177 ГК РФ, указывая, что завещание составлено наследодателем в состоянии сильного алкогольного опьянения, то есть он не мог в этот момент осознавать свои действия и руководить ими. В качестве доказательства позиции истца были заслушаны показания свидетелей, сообщивших, что регулярно распивали спиртные напитки с наследодателем, и один раз в их присутствии им было написано завещание. Однако опрос соседей наследодателя не подтвердил данный факт, кроме того, была проведена графологическая экспертиза, которая дала заключение о том, что завещание написано уверенной рукой и под воздействием алкоголя такой подчерк невозможен. Суд в иске отказал.

Отметим, что в судебной практике крайне редко встречаются случаи, когда признание завещания недействительным происходит на основании несоответствия его формы или содержания действующему законодательству. Объясняется это тем, что завещания подлежат нотариальному удостоверению, и нотариусы просто не заверяют завещания, которые составлены с нарушением требований Гражданского Кодекса РФ. Но действующее законодательство предусматривает возможность оставить закрытое завещание, когда кроме наследодателя никто не знает о его содержании. В таких ситуациях нередко завещатель нарушает установленные законом требования, что дает основания признать его недействительным. Например, гражданин К. просил признать завещание сына в пользу его сожительницы недействительным. Из материалов дела следовало, что завещание было составлено в закрытой форме. При вскрытии нотариусом был установлено, что текст завещания набран на компьютере. Действующее же законодательство предусматривает для закрытых завещаний обязательную рукописную форму. В связи с тем, что завещание не отвечает требованиям законодательства, то суд принял решение удовлетворить исковые требования.

Совет: перед составлением закрытого завещания желательно предварительно познакомиться с требованиями законодательства к данному документу. Самый лучший вариант найти образцы готовых завещаний и переделать под себя. Не стоит обращаться с просьбой составить завещание в какую-нибудь юридическую контору, так как в такой ситуации велик риск разглашения информации о завещателе и содержании завещания.

Особого внимания заслуживают случаи признания завещания недействительным, если наследник признан недостойным в порядке 1117 ГК РФ. Напомним, что данная статья раскрывает понятие «недостойный наследник» — гражданин, который своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовал либо пытался способствовать призванию его самого или других лиц к наследованию либо способствовал или пытался способствовать увеличению причитающейся ему или другим лицам доли наследства. Данные действия должны быть установлены судом. К примеру, гражданин М. обратился в суд с иском признать его брата недостойным наследником и признать завещание отца в пользу этого брата недействительным. Судом было установлено, что ответчик скрыл от родственников и нотариуса наличие более позднего завещания отца, а способствовал открытию завещания, сделанного в его пользу. Согласно более позднему завещанию все наследуемое имущество разделялось между братьями в равных долях. Суд установил, что в действиях ответчика усматриваются все признаки, необходимые для признания его недостойным наследником, поэтому он должен быть лишен право на наследство. В силу того, что более позднее завещание отменяет предыдущее, истец признается наследником по завещанию в отношении ½ наследуемого имущества. Так как второй наследник по завещанию – ответчик – признан недостойным наследником, то истец наследует ½ наследуемого имущества в порядке наследования по закону.

Право на обязательную долю

Довольно легко можно оспорить завещание в том случае, когда его исполнение действительно нарушает права родственников умершего. Закон устанавливает категории наследников, которые имеют право на обязательную долю в наследстве (ст. 1149 ГК РФ). Это несовершеннолетние на момент открытия наследства дети завещателя, а также нетрудоспособные в силу разных причин члены семьи:

  • супруг;
  • родители;
  • взрослые дети;
  • иждивенцы.

Выделение им половины того, что они унаследовали бы по закону, обязательно независимо от текста завещания. Даже если при этом уменьшаются доли тех, кто упомянут в документе.

Впрочем, суд может и отказать в присуждении обязательной доли наследства. Но только в том случае, если речь идет о квартире, где проживает наследник по завещанию. И только тогда, когда выделение обязательной доли сделает невозможным передачу этой недвижимости тому, кому она была завещана.

Болезнь завещателя

Чаще всего в судебной практике приходится сталкиваться с оспариванием завещания на том основании, что в момент его подписания завещатель находился в неадекватном психическом состоянии и не понимал, что делает. При этом речь не идет о ситуации, когда человек признан недееспособным и имеется устанавливающий этот факт решение суда.

Главными доказательствами стороны, настаивающей на недействительности завещания, будут медицинские документы. Можно представить справки, выписки из медицинской карты и т.д., подтверждающие наличие серьезных заболеваний, способных вызывать временное помутнение разума. Или же назначения препаратов, влияющих на мозговую деятельность.

Суд, принимая решение, будет руководствоваться результатами посмертной медицинской экспертизы, которая установит возможность того, что завещатель, распределяя наследство, был не в состоянии адекватно оценивать свои действия и их последствия. Проведение ее затрудняется тем, что завещатель уже не может подтвердить или опровергнуть сведения.

Совет: медицинское заключение – доказательство веское, но недостаточное для того, чтобы оспорить волю покойного. Свидетельские показания тех, кто общался с наследодателем на протяжении длительного времени, также играют свою роль. Это могут быть не только родственники, но и социальные работники, соседи, сотрудники медицинского учреждения.

Споры между наследниками

Как было отмечено выше, завещание можно признать недействительным только при наличии доказанных оснований, указанных в Гражданском Кодексе РФ. Однако и действующее завещание может стать предметом разбирательства. Судебная практика по наследственным спорам показывает, что наследники по закону часто выступают против наследников по завещанию. Наиболее часто законные наследники требуют выделить им обязательную долю в наследственной массе. При этом на таких заявителей возлагается обязанность доказать свое право на данную долю в соответствии со ст. 1149 ГК РФ, например, нетрудоспособность.

Совет: наследникам по завещанию всегда необходимо помнить о выделении обязательной доли. Во избежание судебной тяжбы лучше самостоятельно договориться с лицом, имеющим право на обязательную долю. Закрепить эту договоренность можно соглашением, заверенным у нотариуса.

Кроме того, нередки ситуации, когда наследодатель завещает имущество, относящееся к совместно нажитому, но при этом не указывается его правовой статус. В таком случае наследованию по завещанию подлежит только та доля в совместно нажитом имуществе, которая принадлежала бы наследодателю в случае раздела. Так, судом города Т. было рассмотрено дело по иску гражданки К. по признанию её права на ½ квартиры. Истица сообщила, что квартира была приобретена ею совместно с умершим супругом во время брака. После смерти супруга было открыто завещание, согласно которому квартира была завещана сыну от первого брака. Наследник оформил свидетельство о праве на наследство и оформил квартиру в собственность. Суд, рассмотрев все обстоятельства дела, признал право заявительницы на ½ квартиры, так как данная недвижимость является совместно нажитым имуществом, следовательно, данная доля завещана быть не может.

Иногда в завещании не содержится точного указания, кому из наследников завещается то или иное имущество, что тоже может стать предметом судебного разбирательства. Суды в таких ситуациях используют принцип равенства долей, то есть имущество делится между всеми наследниками в равных долях. При этом, если необходимо выделить обязательную долю в наследстве, то суд первоначально осуществляет выделение данной доли и только после этого проводит раздел наследственной массы.

Возникают конфликты между наследниками и в тех случаях, когда наследодатель распределил в завещании имущество между наследниками. Например, одному наследнику завещан дом и земельный участок, а другому – только рабочий стол наследодателя. Второй наследник считает, что такой раздел наследства несправедлив и обращается в суд с требованием перераспределить наследство в равных частях. В подобной ситуации суды твердо стоят на принципе свободы завещания, то есть наследодатель вправе сам определить круг наследников и распределение между ними наследства. Поэтому правоприменительная практика судов по таким спорам носит однозначный характер – суды отказывают в пересмотре завещания. К примеру, гражданин В. обратился в суд с просьбой увеличить его долю в наследстве. Истец сообщил, что согласно завещанию матери его брат наследует квартиру и садовый участок, а он – денежный вклад в банке и гараж. Заявитель уточнил, что сумма завещанного банковского вклада составляет две тысячи рублей. Таким образом, по мнению истца, наследство распределено между наследниками несправедливо, так как доли каждого из них значительно отличаются по размерам. Суд не согласился с такими доводами и указал, что завещание является выражением воли наследодателя, поэтому он вправе распорядится имуществом по своему усмотрению, при этом на него не возлагается обязанность учитывать равенство долей.

Иногда споры вызывает сам факт принятия наследства. Например, гражданка К. обратилась в суд о признании её наследницей гражданина П. Истица сообщила, что согласно завещанию П. она должна наследовать квартиру П., но в отношении данного имущества уже выдано свидетельство о праве на наследство сыну П. При рассмотрении дела было установлено, что сын П. является наследником по закону и вступил в права наследника, фактически приняв наследственное имущество. Спустя некоторое время он получил свидетельство о праве на наследство. Истица сообщила, что некоторое время назад ей стало известно о завещании П., которое хранится у нотариуса в другом городе. Согласно данному завещанию квартира должна принадлежать ей, в связи с этим истица просила суд продлить срок вступления в наследство и отменить свидетельство о праве на наследство, выданное сыну П. Суд учел все обстоятельства по делу и вынес решение в пользу истца.

Таким образом, наследование по закону не всегда является гарантией отсутствия спора между наследниками. Но судами уже накоплен большой практический опыт рассмотрения самых разнообразных ситуаций в сфере наследования по завещанию. Поэтому судебная практика по наследственным делам позволяет добиться законного и справедливого решения даже в самых сложных и неоднозначных ситуациях.

Типичные проблемы, связанные с основаниями признаний завещаний недействительными

Основаниями, согласно которым документ признается недействительным, наиболее частыми являются пороки формы и субъективной стороны.

Вопрос о недееспособности завещателя в данных делах стоит на первом месте. На практике и суды, и нотариус, и адвокаты признают, что такие дела — самые распространенные.

С 5 июня 2010 года были внесены изменения в законодательство о нотариате, оно приобрело более четкие нормы, в которых обозначено, что при заключении сделок нотариусы обязаны выяснять дееспособность граждан. Нельзя не отметить, что нотариус также достаточно ограничен в своих возможностях проверки способности наследодателя на момент заключения сделки понимать значение своих действий и ими руководить.

Сделка, совершенная недееспособным лицом, вероятнее всего будет признана недействительной по исковому заявлению лиц, чьи права и интересы грубо нарушили в результате составления документа (). Оспаривание на этом основании, как уже было отмечено, наиболее распространено, потому что психическое состояние наследодателя на момент составления завещания реально определить, только сделав посмертную судебно-психологическую экспертизу. Особенность состоит в том, что наследники подают иск и в основании указывают на то, что наследодатель в момент составления документа не понимал значения своих действий и не мог руководить ими.

Верховным судом РФ не единожды обсуждался вопрос о действительности документа и то, как экспертиза может повлиять на решение суда. В одном из актов по такому делу, суд сделал вывод о недействительности доверенности и завещание признал действительным, причем обе сделки совершались одним и тем же гражданином. Оценивая заключение экспертизы, важным фактором является то, что «с наибольшей долей вероятности можно предположить», что гражданин не мог понимать значения своих действий и не мог руководить ими в момент составления документа. Верховный суд не поддерживает решение суда первой инстанции, так как последний необоснованно назначил комплексную психологическую экспертизу для получения выводов, имеющих категоричный характер.

Суд, который исследовал многочисленные и противоречивые доказательства, касающиеся понимания действий и возможности руководить ими наследодателем, может счесть недостаточным вывод экспертизы об отсутствии у завещателя такой способности и направить дело на повторное рассмотрение (выводы Свердловского областного суда от 14 августа 2008 г. по делу № 33-6434/2008).

Есть необходимость остановиться на рассмотрении проблем, связанных с основаниями, которые касаются несоблюдения при совершении завещания норм . Завещание признается недействительным, если не соблюдены, например, требования к его форме. К их числу относят следующие нарушения.

  • Завещание записывалось нотариусом со слов гражданина, который завещал собственность, и до его подписания не было им прочитано или не было прочитано нотариусом, если завещатель не мог самостоятельно ознакомиться с окончательным текстом, а также не указана этому причина, что противоречит .
  • Завещание не подписано наследодателем собственноручно и не указаны причины, по которым он не смог самостоятельно подписать документ; либо не указаны имя, фамилия, отчество или место жительства лица, который по его просьбе подписал завещание вместо него, что противоречит .
  • Присутствие при подписании документа в качестве свидетеля лица, чьи права на собственность касаются этого документа, что противоречит требованиям .

Что касается указанных нарушений, в судебной практике большое значение придают выполнению требований, вытекающих из норм . Сомнительными выдаются завещания, которые собственноручно не подписаны завещателем или не прочитаны ему перед подписанием. Указанная статья также не исключает, а наоборот, приемлет присутствие свидетеля при составлении такого завещания.

Бывают случаи, когда суд не считает некоторые из указанных нарушений причиной для признания документа недействительным. Так, в Челябинском областном суде судья сделал вывод, что такое нарушение не является существенным и не может служить основанием признания документа недействительным, поскольку соблюдены другие правила оформления документа и допущенные нарушения не позволяют усомниться в действительности волеизъявления завещателя (определение от 25 июня 2010 года по делу № 33-5279/2010).

прямо указывает, что незначительные нарушения при составлении документа, его подписании и удостоверении, не могут послужить основанием для признания недействительности документа, так как они не влияют на понимание волеизъявления наследодателя. Но эта норма закона не конкретизирует, какие именно нарушения можно считать незначительными. Поэтому в каждом конкретном случае суды самостоятельно анализируют и устанавливают факт нарушения. Это видно из их судебных актов.

Не тратьте свое время, позвоните к нам, наша консультация по телефону бесплатна, прямо сейчас вы получите ответы на свои вопросы!

Телефон в Москве и Московской области:
8 (495) 266-02-45

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
8 (812) 603-78-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 804 333-66-89

Пример.  В одном из дел, рассматриваемого судом, было указано следующее: доводы кассационного заявления о том, что оспариваемый документ (завет) является недействительной сделкой, так как в нем есть исправления, не являются основанием для признания документа недействительным. Эти исправления никаким образом не влияют на волеизъявление наследодателя, поскольку никем из тех граждан, которые были допрошены в судебном процессе свидетелей, не указывалось на то, что он не желал завещать свою собственность ответчице (определение областного суда в городе Челябинск от 14 марта 2011 года по делу № 33-2744/2011).

С этим подходом почти невозможно согласиться, поскольку показания свидетелей касались намерений завещателя и были использованы судом для толкования документа и при решении спора о действительности документа. Суд не дал никакой оценки доводам кассатора о том, что вследствие исправлений в завещании неясно, какой частью жилого помещения готов был распорядиться наследодатель.

Пять интересных споров о наследстве в судебной практике

Мнение нотариуса: как в наследственных спорах вести себя наследникам, как узнать-было ли завещание и как можно минимизировать риски по его оспариванию.

1.Плохие отношения – не стоит забывать о родственниках

Если человек утверждает, что поздно узнал о смерти близкого ему родственника, и просит продлить шестимесячный срок для принятия наследства, суд должен оценить важность и уважительность таких причин. В одном деле (№ 33-8013/2017) судебная коллегия в апелляции не пошла навстречу наследнице Ирине Ф., которая утверждала, что узнала о смерти своей родной бабушки, лишь когда ее родственница обнаружила могилу на кладбище (когда точно, неясно – даты из судебных актов удалены). Внучка, которая хотела получить в наследство долю квартиры бабушки после кончины своего отца-т.е. по праву представления, объясняла, что в последние годы пожилая женщина тяжело болела и поэтому не была рада посещениям. Поэтому, утверждала истица, она к ней и не ходила. Да и сама Ирина плохо себя чувствовала для походов в гости, к тому же нужно было заниматься малолетними детьми. И когда пенсионерка умерла, другой наследник, дядя истицы Игорь Ф., якобы легко скрыл от племянницы факт смерти бабушки. Как указала истица в своем иске, «общение с бабушкой и дядей было минимальным».

Таких объяснений суду оказалось достаточно, и Центральный районный суд Комсомольска-на-Амуре в 2017 году признал за Ириной Ф. право на наследство. Он отклонил показания свидетелей, которые утверждали, что внучке вовремя сообщили о смерти бабушки, и представленные медицинские документы, которые опровергали слова о недомоганиях истицы. Бумаги из больницы, где наблюдалась внучка Ирина, говорили о том, что она приходила на прием лишь два раза за три года, и оба раза – самостоятельно, без чьей-либо помощи, не по серьезным медицинским показаниям. Эти доказательства приняла во внимание лишь апелляция, куда обжаловал решение районного суда дядя истицы. И решение, вынесенное 1 й инстанцией, было отменено.

Чтобы продлить срок для принятия наследства, недостаточно просто незнания о смерти наследодателя, причина должна быть для этого уважительной, напомнил Хабаровский краевой суд. Ирина Ф. ссылалась на плохие отношения с бабушкой, но внучка знала ее адрес и телефон, они жили даже в одном городе. На истице был нравственный долг осведомляться о здоровье пожилой родственницы и оказывать ей посильную помощь. Раз внучка сама решила не поддерживать отношения с бабушкой и не интересоваться ее жизнью – это нельзя считать уважительной причиной пропуска срока на принятие наследства, решил Хабаровский крайсуд, который и отменил решение первой инстанции.

Как нотариусу проверяет дееспособность

При удостоверении любых сделок нотариус должен проверить, что участники дееспособны и хотят ее заключить. Что под этим подразумевается, разъяснил Верховный суд Татарстана (дело № 33-17584/2017). В этом деле Игорь А. судился с Екатериной С. за дом и участок, которые остались после смерти двоюродного брата Игоря-Владимира М. Умерший Владимир при жизни страдал серьезным психическим расстройством, но не был признан дееспособным, но заключил договор ренты с Екатериной С. Согласно условиям договора ренты, он передавал ей дом и участок в обмен на своё пожизненное содержание. Договор заверили у нотариуса, который не нашел ничего странного в поведении Владимира М. Когда психически больной М. умер, его брат отправился за наследством и тут узнал, что дом уже получила С. по договору ренты. Игорь решил оспорить этот договор. В исковом заявлении он указал, что нотариус, заверяя сделку, на самом деле не проверил дееспособность покойного брата, уже по внешности которого можно было предположить его ненормальное состояние. «Он, Владимир, был неопрятным, внушаемым, раздражительным, разговаривал сам с собой», – написал Игорь А. в своем иске. С.-ответчица, которая тоже присутствовала у нотариуса, по его мнению, была заинтересована в сделке, поэтому скрыла, что у рентодателя М. налицо стойкое психическое расстройство. Свое заявление истец подкрепил заключением экспертизы, которая подтвердила, что его родственник не мог осознавать свои действия на момент заключения сделки.

Екатерина С. возражала: по ее словам, Владимир М. понимал свои действия, в том числе сам получал санаторные путевки, сам себя мог обслуживать и не состоял на учете как полностью или ограниченно дееспособный. Но Менделеевский районный суд Татарстана не принял эти доводы во внимание и разрешил дело в пользу брата умершего Игоря А., признав решением договор ренты недействительным.

Нотариус отдельной жалобой, также, как и Екатерина С., оспорил решение в апелляционном порядке. Он пояснил в своей жалобе, что провел подробную беседу с Владимиром М. перед тем, как удостоверить договор ренты. Тот выглядел опрятно и вел себя адекватно, отвечал четко и вразумительно, рассказал о цели своего визита – словом, не дал повода сомневаться в своей дееспособности: выглядел опрятно и вел себя адекватно, рассказал о цели визита – словом, не дал повода сомневаться в своей дееспособности. Что на самом деле он страдал серьезным психическим заболеванием нотариус конечно не знал.

Но Верховный суд Татарстана отверг эти доводы по следующим обоснованиям: в законе нет инструкций, норм-как нотариус должен проверять дееспособность, да и возможности у него ограничены. Поэтому он смотрит дату рождения в паспорте, а при беседе составляет представление о собеседнике (внешний вид, адекватность поведения и т. п.), объяснила апелляция. Нотариус – не специалист в психиатрии, поэтому не может точно определить, есть ли заболевания или нет, указал ВС Татарстана. С такой формулировкой суд оставил решение первой инстанции без изменений.

Можно ли наследовать неоформленное

Ирина М. (дело № 33-10179/17) судилась с Ириной и Игорем Б. за участок, который остался после смерти своей матери Натальи М. Последняя решила купить у Беловых участок, передала деньги, получила документы, но при жизни так и не зарегистрировала право собственности на землю на себя. После кончины матери М.-младшая получила свидетельство о праве на наследство у нотариуса Москвы. Затем женщина подала в суд заявление о регистрации участка за ней. Ответчики не растерялись и заявили встречный иск – о признании недействительным её свидетельства о праве на наследство. Оно незаконно, утверждали они, ведь М.-старшая не успела зарегистрировать за собой участок, а значит, его владелец еще не определен, заявили Б.

Но Феодосийский городской суд Крыма не разделил эту точку зрения. Он удовлетворил первоначальный иск Ирины М. Встречный был отклонен с формулировкой, что истцы по нему не доказали нарушения их прав.

Ирина и Игорь Б. с этим не согласились и обжаловали отказ городского суда в Верховном суде Крыма. Тот разбирался в ситуации и признал частичную неправоту суда 1 й инстанции. Тот правильно удовлетворил первоначальный иск, ведь регистрация права собственности на долю за наследником – это надлежащий способ защиты. Судебное решение об этом поможет наследнику получить землю в собственность. Но встречные требования тоже надо удовлетворить, решил ВС Крыма. Нотариус неверно определил состав наследственного имущества, ведь на момент смерти М.-старшей участок не был у нее уже в собственности и не подлежал наследованию, указала апелляция.

Договор хранения под видом завещания

Как расценивать завещание, если наследник настаивает, что в документ вкладывался совсем иной смысл? На этот вопрос по-разному ответили суды (дело №33-26014/2017). Пожилая мать рассорилась с сыном и решила отписать квартиру на внука. Для этого она завещала жилье посторонней женщине и попросила её оформить его на внука, когда он вырастет и отслужит в армии.

Иск подал сын умершей Алсу Р.-Владимир Б. Он добивался признания недействительным завещания, по которому пожилая женщина в 2016 году завещала одну из своих квартир Алисе Х. (в судебных актах не сказано, какое отношение Х. имела к умершей Р., не будучи родственницей). Как рассказывал истец, его мать Р. переписала своё жилье на Х. с условием, что та передаст его впоследствии внуку, их сыну-Алексею Б., когда тот подрастет и отслужит в армии, а до тех пор Х. может сдавать квартиру в аренду с условием оплаты «коммуналки». Сын умершей объяснял такое ее решение нестабильным психическим состоянием женщины.

Действительно, судебная экспертиза обнаружила у нее небольшие психические отклонения на фоне многочисленных заболеваний, правда, специалисты подчеркнули, что это не ставит под сомнение вменяемость женщины. Кроме того, как рассказали свидетели, умершая Р. была недовольна сыном, и отношения у них испортились. На это указывает и тот факт, что пенсионерка не раз переписывала свое завещание. В апреле 2016 года она распорядилась передать спорную квартиру сыну, а в мае этого же года передумала и завещала ее Х. у нотариуса.

Владимир Б. (старший) не только подал гражданский иск, но и написал заявление о преступлении по признакам самоуправства (ст. 330 УК РФ); в материалах дела не указано, кого конкретно указал Батурин в своем заявлении о преступлении и в чем, по его мнению, заключались преступные действия. В возбуждении уголовного дела было отказано, однако в ходе проверки следствие из показаний Х. выяснило, что покойная Р. действительно хотела заключить с ней «договор хранения» квартиры до тех пор, пока её внук не вырастет.

В гражданском процессе против требований Б.-старшего по оспариванию такого завещания Х. просила отказать в его требованиях. Так и поступил Калининский райсуд Уфы. При оспаривании завещания надо проверять: выражал ли наследодатель свою волю. Районный суд счел это главным фактом по делу. Здесь он ограничился ссылкой на результаты экспертизы, которая подтвердила, что Р. была вменяемой, осознавала, что делает и понимала-какие последствия это повлечет. С таким объяснением райсуд отклонил иск Б. по оспариванию завещания (решение 2–36/2017).

Но иного мнения оказался Верховный суд Башкортостана, который нашел сразу несколько причин чтобы признать завещание недействительным. Во-первых, позиция истца совпадала с показаниями по уголовному делу ответчицы, которые она давала в ходе предварительного расследования по заявлению Б. Обе стороны по делу подтвердили, что пожилая женщина хотела реально передать квартиру внуку, а не завещать ее окончательно Х. Эти утверждения ничем не опровергнуты, отметил ВС Башкортостана.

Наконец, еще выяснилось, что Х. присутствовала у нотариуса, когда умершая Р. составляла это завещание. Суд первой инстанции напрасно не обратил на это внимания, указала апелляция. Ведь присутствие наследника при составлении завещания – это повод уже признать его недействительным (разъяснение п.27 постановления Пленума ВС РФ №9 от 29 мая 2012 г. «О судебной практике по делам о наследовании»). Таким образом, завещание Р.-матери Владимира Б. было признано недействительным, и решение 1 й инстанции суда апелляция отменила.

Завещала долю или отказалась от нее

В 2008 году умер муж Юрий пенсионерки Натальи К., с которым они совместно владели домом и участком. Усопший составил завещание, которым передал свое имущество сыну Петру К. В жизни семьи это ничего не изменило: никто ничего не делил, все продолжали жить по-старому. В 2010-м К. у нотариуса тоже завещала всё сыну на случай своей смерти – по крайней мере, так она, по ее словам, думала пять лет, пока отношения с сыном не испортились. В 2015 году сын разделил землю на два участка, стал возводить пристройку и потребовал, чтобы мать уходила из этого дома. Тогда К., по ее утверждению, узнала, что на самом деле у нотариуса она отказалась от супружеской доли в наследстве – по сути, расписалась в том, что ей ничего не нужно. В результате сын Петр К. получил в собственность и жилье, и землю один.

Наталья К. обратилась в Моргаушский районный суд Чувашии (дело №2-763/2017) с просьбой признать за собой право на супружескую долю – половину дома и участка. Она объяснила, что толком не понимала, что подписывает, в силу возраста и плохого владения русским языком. А если бы осознавала, что лишается всего нажитого, не пошла бы тогда на такой шаг. Райсуд эти аргументы не убедили. Ведь в кабинете нотариуса К. объяснили, что единственным собственником станет ее сын, наследник по завещанию, подробно проконсультировали на русском и чувашском языках. Сама она вела себя адекватно, отвечала четко и ясно. Поскольку К. не доказала, что заблуждалась, оснований отменять ее заявление нет, как и признавать право на долю в имуществе заключил райсуд. Кроме того, в решении еще говорится о пропуске истицы срока исковой давности.

Верховный суд Чувашской республики оказался иного мнения и защитил пенсионерку. Он сослался на Методические рекомендации по оформлению наследственных прав, утвержденные решением правления ФНП (федеральной Нотариальной палаты) от 28 февраля 2007 года: когда нотариус оформляет право на наследство, рекомендации ему выяснить, есть у наследодателя переживший супруг, имеющий право на половину совместно нажитого имущества. Если такой имеется, в состав наследства включают только долю умершего супруга согласно ст. 256 ГК РФ.

Супружеская доля пережившего супруга может входить в наследственную массу лишь в том случае, если переживший супруг заявит об отсутствии его доли в имуществе, которое приобретено в браке – разъяснил ВС Чувашии. Поскольку К. не писала именно такого заявления – что у нее нет права на долю как пережившей супруги – она сохраняет свое имущество, постановила апелляция. Она к тому же отклонила и довод о пропуске срока исковой давности. Таким образом, согласно определению (дело № 33-6142/2017), половина дома и участка в наследстве должна принадлежать сыну Петру К., а другая половина – его матери К.

Дом завещан, а об участке распоряжения нет

Спор о наследстве: дом был поделен по завещанию, а участок в нём не упомянули. Две инстанции решали, что земля должна наследоваться в тех же долях, что и дом. Затем дело попало в Верховный Суд РФ, который разобрался: являются ли земельный участок и строение на нём разными объектами права или одним.

После смерти Марии Х. осталось наследство — дом и гараж, расположенные на участке площадью 626 кв.м. Дочери Елене К. она завещала гараж и половину дома, другой дочери, Марии Л., и сыну Виктору Х., умершая отвела по четверти доли дома. Однако сам участок, на котором располагались эти строения, остался незавещанным. И наследница, которая получила половину дома, решила, что имеет право и на половину земли. Нотариус отказалась выдавать ей свидетельство о наследстве, сославшись на то, что между наследниками есть спор о праве. И Елена К. подала иск к брату и сестре.

Первая инстанция с ней согласилась и признала за К. право собственности на половину земли. Суд указал, что право на земельный участок следует судьбе жилого дома пропорционально долям, указанным в завещании на жилье (на основании пп. 5 п 1 ст. 1 абз.2 п.1 ст. 35 Земельного кодекса). Апелляция оставила это решение суда без изменений.

Но Мария Л. решила, что такое разделение несправедливо. Она подала кассационную жалобу в ВС. Дело (№ 87-КГ 17-14) рассмотрела коллегия по гражданским спорам и постановила: если завещания нет, наследование осуществляется по закону. Земля и расположенные на ней здания — это самостоятельные объекты гражданского оборота (ст.130 ГК РФ), и можно распорядиться ими по отдельности, указала коллегия.

При этом судьи не нашли в таком подходе противоречий с принципом единства судьбы земли и расположенных на ней объектов (пп.5 п.1 ст. 1 Земельного кодекса). Поскольку владельцы дома и участка одни и те же — этот принцип не нарушается. А несовпадение их долей не имеет значения, заключила коллегия. Суд отменил судебные акты двух инстанций и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Мнение юристов на этот счет разделились. Суды нижестоящих инстанций рассмотрели дело правильно: в силу принципа единства земли и строений на ней доли в праве собственности на участок и на дом должны совпадать. В противном случае непонятная ситуация может сложиться, например, если К. решит продать свою долю в праве собственности на дом. Тут возможно одно из двух: или покупатель получит большую часть земельного участка, чем была у владелицы доли или же он получит меньшую часть участка, а часть земли под его домом останется у прежнего собственника. Предположу, что суды могли бы порассуждать на тему распространения на участок и здание режима единого объекта недвижимости, это добавило бы «удобства» обороту. Но они показали, что не готовы признать здание составной частью земельного участка.

Источники

  • https://SudebnayaPraktika.ru/nasledstvennoe-pravo/nasledovanie-po-zaveshhaniyu.html
  • https://SudebnayaPraktika.ru/nasledstvennoe-pravo/osparivanie-zaveshhaniya.html
  • https://po-nasledstvy.ru/nasledovanie-po-zaveshchaniyu/osparivanie/sudebnaya-praktika/
  • https://www.9111.ru/questions/777777777793996/

[свернуть]